Памятник Пахтакор-79 (Узбекистан)

Commentary
Памятник Пахтакор-79 (Узбекистан)


11 августа 1979 года самолет Ту-154 с 84 пассажирами на борту вылетел из аэропорта Ташкента в Минск. После короткой запланированной остановки в Донецке самолет опять взлетел, несмотря на появившихся вибрации. Перелеты над небом Беларуси были известны непредвиденными появлениями воздушных карманов и турбулентностью. Но после набора высоты сквозь загруженное воздушное пространство, самолет столкнулся с другим бортом, следовавшим из Воронежа в Кишинев с 94 пассажирами и членами экипажа на борту. Все, кто находился на бортах обоих самолетов погибли после падения недалеко от Днепродзержинска  в Украине. 

Самолет, который вылетел ранее в тот день из Ташкента перевозил на борту 17 игроков и персонал футбольного клуба (ФК) Пахтакор – лучшей команды Узбекистана. Советские средства массовой информации не сообщили об авиакатастрофе. Они просто заявили, что следующая игра с участием ФК Пахтакор против казахской команды ФК Кайрат, которая должна была состояться неделей позже, была отложена. Игроки ФК Пахтакор были похоронены в тот же день на Боткинском кладбище в Ташкенте. 

Футбол пришел в Центральную Азию относительно поздно. Не смотря на то, что футбол наряду с традиционными и национальными играми региона был частью Второй Туркестанской Олимпиады в 1921 году, он не вызывал особого энтузиазма в 1930-х, в период когда советская власть активно стимулировала занятие новыми видами деятельности, которые должны были модернизировать» все части СССР и особенно – Центральную Азию.

ФК Пахтакор (дословное значение – «хлопкороб») был основан в 1956 году и быстро оказался в рядах высшей лиги СССР, поскольку руководство считало, что все республики должны быть представлены на союзном уровне. Пахтакор выступал достаточно успешно и дошёл до финала кубка в 1968 году (проиграв Московскому Торпедо со счетом 1:0). Но он то и дело то попадал то выбывал из высшей лиги. Неудивительно, что у клуба была мощная поддержка фанатов, что было напрямую связано с гордостью за узбекскую идентичность. В 1969 году фанаты клуба развернули транспаранты «Русские идите домой» и устроили массовые протесты за пределами стадиона против русификации и растущей иммиграции в регион. Большая зависимость клуба от игроков, рожденных в Узбекистане, также внушала поклонникам любовь к клубу и игрокам несмотря на то, что некоторые имели русское происхождение. 

Такой статус вызывал у некоторых подозрения к Пахтакору и к тому, что он начал представлять. Его игроки и идеология иногда иногда критиковались в Советской прессе – например в 1970 году капитана команды раскритиковали за то, что он не поблагодарил боковых судей после игры и таким образом вел себя не в соответствии с «правильным духом игры». Пятью годами позже главное спортивное издание «Советский Спорт» раскритиковало игроков за то, что, когда их спросили про то, как можно было бы улучшить спортивные результаты, они говорили о лучших жилищных условиях, телефонах и других удобствах, а не о тренировочном режиме. 

Тем не менее, в 1979 году команда была на волне успеха. Получив повышение двумя годами ранее, Пахтакор хорошо выступил в текущем сезоне. Надежды были высоки, особенно после трех последовательных побед в начале сезона, которые подняли клуб на верхушку турнирной таблицы. Молодая команда, чья игра строилась вокруг Михаила Ана – энергичного полузащитника, чьи корейские родители были жертвами массовых депортаций из Дальнего Востока в Центральную Азию во времена пика сталинской паранойи 1930-х – была способна оставить с носом команды побольше и успешнее. Одноклубник Ана, 23-летний Владимир Федоров, уже вызывался и даже дебютировал в сборной Советского Союза. Их, а также их друзей и одноклубников, ждало большое будущее. 

Менее чем через две недели после трагедии команда Пахтакор появилась на матче против Ереванского Арарата. Олег Базилевич, главный тренер команды, не был на борту разбившегося самолета, а вратарь Анатолий Яновский вылетел в Минск за день до аварии. Остальные игроки, вышедшие на поле в форме Пахтакора, были из числа резервистов или игроков других команд. Последним было предложено передать Пахтакору по три игрока из команды. Пахтакор проиграл со счетом 3-1.

Для футбольных фанатов по всему бывшему Советскому Союзу, а особенно для Центральной Азии, Узбекистана и Ташкента, трагедия имеет судьбоносное значение до сегодняшнего дня, также как и авиакатастрофа в Мюнхене, которая унесла жизни многих Малышей Басби из Манчестер Юнайтед.

Разница конечно в том, что трагическая авиакатастрофа августа 1979 года многое говорит о Советском Союзе того времени: молчание и сокрытие того, что случилось; полнейшая некомпетентность диспетчерской службы воздушного движения; неспособность объяснить как, как оказалось позже, три самолёта оказались в одном воздушном коридоре одновременно (возможно это случилось потому, что воздушное пространство расчищалось для самолёта Леонида Брежнева, следовавшему в Крым); отсутствие сочувствия семьям и друзьям тех, кто был на борту, включая тех, кто никак не был связан с футболом. Советские средства массовой информации сообщили о том, что случилось только через неделю после аварии. Память о трагедии до сих пор живет. В 2013 году  на Боткинском кладбище в Ташкенте, месте где похоронены многие игроки, открылся новый памятник – более подходящее место, чем место гибели самолета в Украине, где находится памятник Пахтакору-79. Новый документальный фильм Браяна Сонга «Миша» посвященный Михаилу Ану позволит донести историю об авиакатастрофе и о центральноазиатском футболе более широкой аудитории. Тот факт, что понадобилось целые сорок лет, чтобы отдать дань уважения о многом говорит.

Петер Франкопан– профессор глобальной истории в Оксфордском Университете и ассоциированный директор программы исследования Шелковых путей в Королевском Колледже, Кембридж. Он является автором книг «Шелковые пути: новая история мира» (Silk Roads: A New History of the World, 2015) и «Новые шелковые пути: настоящее и будущее мира» (The New Silk Roads: The Present and Future of the World 2018)